Криминальный экономизм

Дмитрий Филатов

Добрый день. На минувшей неделе в Китае (провинция Фуцзянь) оползень накрыл десятки строительных рабочих; в Канаде (Альберта) пожары заставили эвакуировать город с населением 80 тыс. человек. Техногенные аварии и теракты привычны; более свежа политика — мэром Лондона стал лейборист пакистанского происхождения, желающий ограничить доступ иностранцев к недвижимости и заморозить тарифы на транспортные услуги. Последняя идея запоздала — цены уже запредельные: недавно подросток из Шенфилда выложил видео, где поведал, как хотел съездить домой из Шеффилда (соседнее графство, менее 300 км пути), но был возмущён ценой почти в 60 фунтов и в итоге улетел самолётом в... Берлин. Там ездил электричкой в город, гулял у Бранденбургских ворот, угощался хот-догом — и полетел в искомый британский город: денег на всё это он истратил меньше, чем если бы ехал поездом напрямую — ну и какой смысл замораживать такие тарифы?

Ещё занятнее коллизии «борьбы с терроризмом». В США бдительную пассажирку рейса из Филадельфии в Сиракьюз (штат Нью-Йорк) напугал курчаво-черноволосый сосед, говоривший с акцентом и не шедший на контакт — а когда он стал писать в блокноте подозрительные закорючки, дама поняла, что надо действовать, и передала записку экипажу. Рейс задержали, тёмную личность допросили — она оказалась итальянцем и профессором экономики, летевшим на научную конференцию: он подготовил микроэкономическую модель на основе дифференциальных уравнений — что и ввело блондинку в ступор; кстати, та отказалась лететь этим рейсом. Идея богатая: когда чикагцы-фридманисты напишут уравнение Фишера, надо их арестовать — а вдруг они так подают коллегам из Гарварда шифрованный сигнал!? Есть и лучший рецепт — требовать от экономистов ясного ответа на вопрос из анекдота про аналитика: «вверх или вниз!?» — под арестом-то не отмолчишься!

Экономист

Иллюстрация: Артём Попов

Доллар атакует

Денежные рынки. Центральные банки Норвегии, Южной Кореи, Филиппин и Таиланда оставили без изменений ключевые параметры своих монетарных политик. Не менее предсказуем был Банк Англии — там также всё по-прежнему; более того, в преддверии голосования о выходе из ЕС (а оно намечено на 23 мая) ходят слухи даже о смягчении политики — это, конечно, вряд ли, но если британцы всё же выскажутся за независимость, то подобный исход станет почти неизбежным. Не особенно содержателен и протокол последнего заседания Банка Японии — члены правления констатируют слабость экономики (особенно в той её части, что ориентирована на внешние рынки), но надеются на скорое восстановление экспорта, а с ним и всего хозяйства страны. Рынки спокойны — у ведущих стран проценты по гособлигациям стабильны, что радует и развивающиеся экономики: у РФ, например, ставки по 10-летним бумагам опустились ниже 9% — до минимума почти за 2 года.

Россия

Источник: Trading Economics

Валютные рынки. Доллар продолжил расти — отскок его индекса от низов под 92 весьма впечатляет, хотя пока и не гарантирует продолжения; впрочем, последний сценарий весьма вероятен. Из отдельных соперников бакса наиболее активен был японский — йена чувствовала, что перестаралась в ходе предыдущего ралли, потому решила частично его отыграть. Рубль вёл себя вяло — зато снова активизировался юань: китайские деньги возобновили спад против американских — придя к уровням середины февраля. При этом пристально отслеживаемый показатель резервов КНР пока в целом стабилен — за апрель он прибавил ещё 7.1 млрд. долларов; однако происходило это на фоне общего падения американской валюты — если же тренд развернётся, то и проблемы с оттоком капитала из Китая могут опять стать актуальными, а с ними обретёт силу и ослабление юаня.

Фондовые рынки. Такие настроения посетили и Шанхайскую биржу — за два торговых дня (пятницу предыдущей недели и понедельник новой) она потеряла свыше 5.5%, но затем власти сумели стабилизировать ситуацию: надолго ли? Помотало рынок Бразилии — там были трения по импичменту: напомним, в той стране изгнание президентши есть фактор сугубо позитивный, а не наоборот, как везде — из-за него биржи росли, но проблемы ухудшили их настроения; однако вскоре они решились — и рынок снова взлетел. В остальном пока всё спокойно — хотя рост бакса в последнее время становился негативным сигналом для рынка: хотя бы потому, что при этом падает нефть.

Поток корпоративных отчётов заметно стих: через пару недель сезон закончится. Ближе к финишу показатели компаний поблекли — например, Walt Disney уступила ожиданиям как по выручке, так и по прибыли: за это акции наказали мгновенным падением на 7%. Ещё эффектнее выступила Fossil Group, производящая на модные аксессуары — если её числа прошлого квартала ещё пристойны (хотя и хуже чаяний аналитиков), то прогноз на текущую четверть убил наповал: он оказался слабее ожиданий аж в 8 раз — в ответ акции рухнули сразу на четверть. Невзрачны и показатели тайваньской фирмы Foxconn, крупнейшего партнёра Apple — да и сама последняя нынче не блещет.

Товарные рынки. Нефть выросла на внезапном падении запасов в США — тем не менее, они почти рекордные; экспорт Ирака бурно растёт, вывоз Ирана крепнет с каждым днём; саудиты дали понять, что не уступят ни пяди доли рынка (это подтверждает и перетряска в Министерстве нефти) и готовы нарастить добычу — как и Кувейт с Нигерией; этот тренд виден и в РФ — короче, ясно, что все уже забыли про идею «замораживания производства». В обратную сторону работает лишь падение числа активных буровых — но эффективность их использования постоянно растёт, а спад добычи в Штатах идёт весьма вяло. Вывод ясен: цены должны будут возобновить движение на юг — хотя их новые низы уже маловероятны. С другой стороны, обвал разведки новых месторождений грозит устойчивым дефицитом предложения — но проявится он уже лишь в будущем десятилетии.

Природный газ в США продолжал колебаться в районе 75-80 долларов за 1000 кубометров — а вот промышленные металлы резко подешевели под давлением бакса; снижение претерпели и металлы драгоценные — хотя у них этот процесс протекал куда менее энергично. Сходные течения видны на рынке аграрных продуктов — яснее других слабели зерновые: пшеница, кукуруза и овёс вернулись к низам (кое-кто даже их обновил) — лишь рис пока сопротивляется. Не блещет оптимизмом и растительное масло — зато рапс, соевые бобы и шрот продолжают бурно расти в цене. Не сдаются под натиском доллара цитрусовые, кофе, какао, сахар и древесина; хлопок слегка приуныл — не более. Совсем мрачно выглядит молоко, вернувшееся к уровням весны 2009-го; зато ранее падавшая говядина мощно отскочила. В целом рынок прежний — он слаб, но дальше пока слабеть не хочет.

Инвест-мечты

Азия и Океания. Торговый профицит Китая в апреле восстановился после просадки в феврале и в марте, вызванной праздниками внутри страны (лунный новый год) и вне её (Пасха) — впрочем, до недавних пиков балансу далеко. Экспорт и импорт вернулись в годовой спад (-1.8% и −10.9%), но это в долларах: в юанях картина поприятнее, хотя вывоз всё же просел. Товарооборот с США заметно сократился (экспорт −8.9%, импорт −13.5%) — а с РФ он чуть подрос: причём вывоз из КНР в Россию увеличился (+4.4%), но ввоз снизился (-2.8%). Цены производителей в апреле возросли на 0.7% в месяц, отчего годовой спад ужался до 3.4%: слабее он был лишь в декабре 2014-го. Однако потребительские цены по-прежнему невзрачны: −0.2% в месяц и +2.3% в год — инфляция еды чуть притихла (+7.4% в год после +7.6%), прочие позиции слегка ускорились (+1.1% против +1.0%). Но кредит основательно замедлился: видимо, власти решили, что перестарались с накачкой — и в этом они, безусловно, правы, ибо пузыри на рынке недвижимости уже достигли угрожающих размеров.

Опережающие индикаторы Японии в марте отошли от 6-летнего минимума февраля — но не более: годовой спад силён (-7.3%); ненамного лучше показатель активности сферы услуг — годовой спад там отмечен впервые за год. В апреле индекс экономических наблюдателей упал на дно за 2 года — и он в зоне рецессии. Майский индекс доверия инвесторов от Sentix минимален с осени 2012-го. Потребители мрачнеют на фоне растущей тревоги по занятости и пессимизма о своей способности совершать крупные покупки — несмотря на вроде (согласно официозу) активно растущий доход: на деле радости имеются только в сфере премий и оплат сверхурочных — регулярные зарплаты слабы. Австралийцы резко повеселели от очередного снижения ставки ЦБ — но улучшился лишь прогноз будущего: это ненадолго — тем более, число вакансий падает. ВВП Малайзии и Гонконга тормозят (годовые плюсы худшие за 7 лет) — как и индустрия Турции и Индии; деловое доверие Индонезии на дне за год; у безработицы ЮАР 12-летний пик — общая картина в экономике остаётся сложной.

Безработица

Источник: Trading Economics

Европа. Мартовские числа промышленного производства слабы везде в Европе. У Франции −0.3% в месяц и лишь +0.5% в год, в Италии 0.0% и +0.5%, в Германии −1.3% (худшая динамика с лета 2014-го) и +0.3%, в Нидерландах −2.4% и +0.3% (7-месячное дно), в Норвегии −1.3% и −4.0% (минимум с октября 2013-го), в целом по еврозоне −0.8% и +0.2%, в Британии +0.3% и −0.2% (слабейшее изменение за 2.5 года) — а её обрабатывающие сектора отметили 3-летнее дно (-1.9% в год). Единственный луч света в этом тёмном царстве — заказы в индустрии Германии: они взлетели на 1.9% в месяц (9-месячный пик) и +1.7% в год — но, увы, основной вклад внёс спрос из-за пределов еврозоны, а он, как показывает история, имеет склонность сильно колебаться от месяца к месяцу.

Деловое доверие Франции (версия ЦБ) осталось прежним — отчего прогноз ВВП на второй квартал ослаб. Настроения инвесторов еврозоны от Sentix улучшилось, но до зоны оптимизма им далеко. У торговых балансов Германии и Британии прогресс — но сжатие товарооборота остаётся в силе. Дефляция в Швейцарии постепенно отступает — в апреле её CPI сжался лишь на 0.3% в год, минимальные с конца 2014-го. Напротив, в Нидерландах ухудшение усиливается — в том же месяце потребительские цены остались на уровне годичной давности, чего не случалось аж с декабря 1987 года. Похожий рекорд установило доверие потребителей Норвегии — во втором квартале оно опустилось на дно с 1992-го. Британская розница слаба — как и частный спрос в регионе в целом.

Между тем, в январе-марте он был силён — что и отразилось на динамике ВВП: особенно очевидно это в Германии, где экономика выросла на 0.7% в квартал — благодаря потреблению домохозяйств и особенно инвестициям в основной капитал; проблема в том, что все радости носили сугубо временный характер — их причиной стала не по сезону тёплая погода; внешний спрос остаётся слабым — что для немцев критично; в апреле-июне замедление роста ВВП будет, очевидно, суровым. Как и в еврозоне в целом — впрочем, её темпы роста стали пересматривать вниз уже и за первый квартал: ВВП прибавил 1.5% в год вместо исходных 1.6% — это минимум за год, а дальше будет лишь хуже. Как и в Британии — чья стройка ещё до Brexit валилась худшим темпом за 3 года (-4.5% в год).

Америка. Доверие в малом бизнесе США (обзор NFIB) улучшилось, но лишь после достижения 2-летнего минимума. Рост вакансий бьёт рекорды, но числа Минтруда (это его исследование JOLTS) в этой сфере сомнительны, ибо сдвинуты в сторону нереального оптимизма. О чём говорит и ФРС: её индекс условий рынка труда остался в минусе четвёртый месяц подряд — а 12-месячное среднее значение даже худшее с февраля 2010-го. Дефицит бюджета в Штатах снова стал расти — доходы снижаются. Добавим сюда второй подряд месяц снижения числа новостроек в Канаде — и картина получится весьма невесёлой: ситуация в экономике Нового Света далека от оптимистичной.

Но не во всём — так, розница взлетела на 1.3% в месяц; главный вклад внесли подскок цен нефтепродуктов и всплеск покупок автомобилей — однако и с учётом этого плюс довольно внушителен, хотя годовой минус реальных душевых продаж (с поправкой на искажения цен официозом) остался в силе. Цены производителей растут вяло: годовая динамика (в целом и по значимым секторам) лучшая за полтора года, но за вычетом еды и топлива картина по-прежнему тусклая. И всё же хоть какие-то позитивные новости сразу смогли подхлестнуть доверие потребителей: по данным Мичиганского университета, в начале мае американцы были максимально оптимистичны почти за год.

Россия. Значимых данных не было (разве что продажи автомашин на дне за 10 лет) — чем воспользовалось МЭР, предложившее свежий способ борьбы с кризисом: для этого, оказывается, следует продолжать курс на ускоренное снижение реальных доходов людей. В ответ все вокруг принялись недоумевать — мол, как так: всех учили в школах-институтах, что основой роста экономики является частный спрос, да и ведущие развитые страны внешнего мира в ходе последнего кризиса занимались именно стимулированием спроса (и даже сама РФ ровно таким же способом вернулась к росту) — что же тогда значат эти идеи? Поскольку мы не думаем, что министр Улюкаев вдруг сошёл с ума, попробуем разобраться, чего именно он хочет добиться столь странной мерой.

А всё просто: эра дорогой нефти в прошлом, надо менять структуру экономики — для чего нужны капиталовложения; т.к. ВВП — это инвестиции плюс потребление, для наращивания первых нужно урезать последние. Именно так поднялись «азиатские тигры»; но они не просто инвестировали, а и продавали созданные на новых заводах товары за границу: намерены ли мы делать то же? Если да, то что мы сможем вывозить в огромных количествах, кроме сырья? Как быть с политикой изоляции, проводимой сейчас? Будут ли россияне работать «за миску риса», как китайцы? Короче, идея сырая — и симптом брожений мысли в верхах: пока подражаем Китаю, но скоро дойдём до индустриализации «как в СССР». В общем, как в анекдоте — «что ни собираю, всё пулемёт получается»...

Хорошей вам недели!

Динамика цен за прошедшую неделю

Дмитрий Филатов
Получить доступ к продуктам и рынкам
Открыть брокерский счёт