По стопам Герострата

Дмитрий Филатов

Добрый день. На минувшей неделе у границ Афганистана и Пакистана и возле Камчатки случились мощные (магнитуда 6.8 и 6.2) землетрясения — очаги в малолюдных областях, особых последствий нет. Куда серьёзнее толчки в Японии (магнитуда до 7.0) — есть жертвы и раненые, а также разрушения, хотя и скромные. В Индии царит дикая жара — она убила уже сотни людей, но если, как грозят синоптики, температура продолжит расти до 43-45 градусов, то может повториться прошлогодняя история с тысячами жертв. Жжёт в Индии, однако, не одна погода, но и люди — в индуистском храме на юге страны те решили запустить фейерверки: в итоге пожар с сотнями погибших и раненых. Герострат наших дней прославился и в США — вор-рецидивист осенью 2014 года зажёг лес в Калифорнии: сгорело 40 тыс. га и десятки зданий, эвакуировать пришлось сотни тысяч людей, а пламя полыхало почти месяц — теперь злодея посадили на 20 лет, а главным доказательством было им же самим снятое видео, где поджигатель гордо хвастался сделанным.

КНДР пыталась отметить день рождения Ким Ир Сена запуском баллистической ракеты — неудачно. В Бельгии ширятся аресты после недавних терактов: среди злодеев арабошвед, руандиец и т.п.; толерантные хозяева грустят — мол, мы к ним с любовью, а они нас, эх. В Англии публика требует отставки Кэмерона из-за офшорного скандала — тот музыкой не увлекается, потому вынужден оправдываться налоговыми декларациями. Французов бесит либерализации трудового законодательства — не отдадим, мол, завоеваний социализма! Немцы и испанцы потирают руки — не отдавайте ни за что: а ваши рабочие места заберём мы — что уже и происходит. На первичных выборах президента США фавориты забуксовали — но их лидерство сохранилось. В Бразилии импичмент президентши всё ближе — в воскресенье голосует парламент: шансы на отрешение весьма велики.

Колбаса раздора

Денежные рынки. Банк Англии, Резервный банк Канады и Центральный банк Чили оставили без изменений ключевые параметры своих монетарных политик — как и ожидалось. Зато неожиданно решение денежных властей Сингапура: там формально вовсе нет центробанка и нет базовой ставки — а есть лишь «монетарное управление», которое заседает только дважды в год, когда определяет допустимый коридор колебаний местной валюты. Так вот, на сей раз этот квази-ЦБ запретил родным деньгам расти в цене — мол, те и так слишком подорожали. Агентство Fitch понизило рейтинг Саудовской Аравии — эх, никто не верит в дорогую нефть. Денежные рынки достаточно спокойны — причём как развитые, так и развивающиеся: диких взлётов и обвалов процента нигде нет.

Дно

Иллюстрация: Артём Попов

Российские корпорации успешно занимают за границей, ставки по кредитам внутри РФ тоже слегка понизились — но Банк России упрямо держит ставку, сетуя на страх инфляции. С монетарной стороны угрозы нет, как и от спроса — опасность в рубле, освобождённом самим ЦБ: она будет иметь место всегда — сырьевые цены на мировых биржах скачут изрядно, так что и валюте придётся кувыркаться. Но разве это повод проводить жёсткую денежную политику? — она была уместна в 2015-м, когда требовалось стабилизировать рынки и финансовую систему: но теперь-то она зачем? Похоже, начальство ЦБ тоже почувствовало себя неуютно — во всяком случае, в последнем интервью глава Банка России даёт понять, что скорые снижения ставок вероятны — в добрый путь!

Валютные рынки. Рост рубля не нравится правительству — Минфин недоволен снижением доходов казны и хвалит новые бюджетные правила, которые позволят изымать профит от вздорожания нефти в резервы; но резервы-то не бюджет — толку от них? Такое ощущение, что верхи РФ живут вечной кампанейщиной — 2015-й прошёл под девизом «любой ценой держать казну!», а в 2016-м пошла параноидальная политика всемерного пополнения резервов. Меж тем, усиление нефти укрепило и рубль — впрочем, на всём форексе движения пошли достаточно бодрые: доллар валится — но есть подозрение, что его нисходящая коррекция близка к завершению (для этого нужно бы индексу бакса сходить к 92), и вскоре тренд сменится; и если так, то путь доллару лежит в 105-110.

Доллар

Источник: Barchart.com

Фондовые рынки. Улучшение дел в сырьевом секторе порадовало фондовые биржи, хотя ничего особенного они не показали. Сезон отчётов за первый квартал по традиции открыла Alcoa — сразу шокировав аналитиков спадом выручки на 15% в год: такого никто не ждал — поэтому рынки проигнорировали слегка превзошедшую чаяния прибыль (да и та сжалась в 12 раз) и уронили акции. Профит J.P. Morgan Chase сжался на 7%, а продажи — на 3%; рынок ждал худшего и возрадовался. На уровне ожиданий отчитались Bank of America и Wells Fargo — во всех случаях банки увеличили резервы под убытки по кредитам нефтяникам: среди тех полно дефолтов и банкротств. И только у Citigroup всё упало слабее ожиданий — суровое сокращение издержек помогло удержать прибыль.

Прогнозы аналитиков на профиты фирм невесёлые — особенно мощный обвал (на 20%) ожидается у банков; при этом зарплаты на Уолл-Стрит растут круче, чем где бы то ни было — её боссы защищают такое положение дел, утверждая, что иначе выпускники престижных университетов в финансовый сектор вовсе не пойдут. Тут есть, однако, неувязка — если даже кратно большая зарплата на прельщает гарвардцев и они требуют её дальнейшего наращивания, то, возможно, дело в чём-то другом? Ну ведь, в конце концов, не нищенствуют же все эти люди, гордо отказываясь от работы в банках — значит, идут в другие отрасли, где доходы много ниже: а вот интересно, с чего бы?

Быть может, с того, что сам финансовый сектор исполнен мошенничеств и прочего криминала? На прошлой неделе новые банки согласились уплатить штрафы за докризисные игрища с ипотечными бумагами: Goldman Sachs и Wells Fargo отдадут 6.3 млрд. долларов — общая сумма выплат за эти грешки приблизится к 120 млрд., и это ещё не конец. То-то выпускники престижных университетов держатся подальше от этой клоаки — приходится заманивать сверхвысокими зарплатами, которые, в свою очередь, подрывают прибыли, ибо оборот рынка не растёт, а процент держится около нуля. Вот и маются несчастные боссы Уолл-Стрит — экономя на скрепках и транжиря на персонал.

Впрочем, экономией страдают не только они — отчего проистекают разнообразные приколы. Так, на собрании акционеров почтенной германской корпорации Daimler возник скандал, когда один из держателей её бумаг зашёл в буфет и, подкрепившись дармовыми колбасками, решил ещё немного забрать с собой — но когда он упаковывал еду, на него набросилась другая акционерша, требуя не сметь приватизировать имущество компании. Глава последней откомментировал несколько минут отборной брани в том духе, что-де придётся запасти больше колбасок, раз акционеры так голодны — ну или отказаться от них вовсе: уж больно легко почтенные герры и фрау из-за них теряют лицо.

Товарные рынки. Цены на нефть продолжали расти, несмотря на отсутствие для того фундаментальных резонов. Добыча в Ираке растёт рекордным темпом, Иран тоже отказывается замораживать производство, пока не выйдет на уровень до санкций — да и в РФ выпуск в начале весны продолжал увеличиваться: в таких условиях любые глобальные договорённости в Дохе маловероятны — а если и случатся, то на деле соблюдаться будут едва ли. Ожидаемое обрезание кредита сланцевикам тоже мало поможет — это лишь спровоцирует переформатирование в отрасли: слабые скоро разорятся и будут скуплены крупняком — у которого проблем с заимствованиями нет никаких. Так что в ближайшее время цены, видимо, развернутся вниз — хотя пробой дна уже сомнителен.

Природный газ в США перестал дорожать — оставшись на весьма мрачных уровнях (около 70 баксов за 1000 кубометров). Не особенно возбудил общий падёж доллара и промышленные металлы — зато драгоценные заметно активизировались: серебро так и вовсе пробило верхи февраля-марта, а вот золото пока до прежних пиков не добралось. Аграрный рынок по-прежнему плох — особенно в зерновом сегменте, где ключевые товары (пшеница и рис) продолжают валиться. С другой стороны, дорожали рапс, соя и её производные (мало, шрот и т.д.). Сахар продолжает падать — зато кофе и какао стабилизировались. Успокоились и цены на продукты животноводства (мясо и молоко) — и в целом рынок больше не падает; однако и не растёт — держась на некомфортно низких уровнях.

Високосные радости

Азия и Океания. В январе-марте ВВП КНР вырос на 6.7% в год — и это минимум за 7 лет, а если отбросить единичное дно начала 2009-го, то получится худшее значение с 1990-го; поквартальную динамику власти не дали. Торговый профицит в марте изменился слабо, динамика экспорта и импорта не очень показательна из-за несовпадения дат лунного нового года в этом и прошлом годах: это, к примеру, взметнуло вывоз на 11.5% в год после −25.4% в феврале — но если посмотреть на квартал в целом, то годовой спад экспорта составил 9.6%, а импорт просел на 13.5%. Но при этом ввоз нефти взлетел на 13%, поскольку НПЗ (особенно мелкие и средние) резко нарастили покупки в стремлении максимально воспользоваться низкими ценами на сырьё на глобальном рынке.

Ключевые показатели марта искажены сезонными и календарными эффектами — но кроме них есть и политика властей, вернувшихся к масштабной денежной накачке. Последняя немедленно отразилась на статистике новых займов и широких денежных агрегатов — они снова подскочили, хотя последние сделали это менее охотно, чем можно было предположить. Как следствие, производство в промышленности увеличило годовую прибавку до максимума с декабря 2014-го (+6.8%), ускорились и розничные продажи — хотя и не так активно; пытаются переломить негативный тренд также инвестиции в основной капитал — как внутренние, так и внешние. И тем не менее, об отмене прежних негативных тенденций пока речи нет — о чём свидетельствуют остальные данные.

Потребительские цены в Китае в марте снизились на 0.4% в месяц — это первый минус за 5 месяцев; из-за этого чаемой прибавки годового роста не произошло — он остался на уровне 2.3%, который, впрочем, является максимальным с мая 2014-го: еда продолжает активно дорожать (+7.8% в год после +7.3% месяцем ранее) — в авангарде процесса свинина. Цены производителей возросли на 0.5% в месяц, а их годовой спад поджался до 4.3% — лучшая динамика с января 2015-го. Весьма тревожным признаком слабости экономики стали числа Китайской железнодорожной корпорации — согласно им, в январе-марте объём грузоперевозок в КНР оказался на 9.4% ниже, чем год назад: похоже, торможение в хозяйстве страны куда глубже, чем показывают официозные данные.

В Японии в феврале промышленное производство упало не так сильно, как считалось — зато числа января понизили. Заказы в сфере машиностроения вернулись в минус — впрочем, это крайне волатильный показатель, поэтому его помесячные колебания не слишком показательны. Зато вполне очевидна динамика спроса в станкостроении — он валится темпом более 20% в год. Сжимаются и цены производителей — в марте они были на 3.8% ниже, чем год назад: худшая динамика за полгода — а если отбросить единичное дно сентября 2015-го (-4.0%), то показатель окажется на уровнях конца 2009-го. Широкие денежные агрегаты чуть ускорились после торможения предыдущих месяцев — но банковский кредит продолжает замедляться: +2.0% в год — минимум с осени 2013-го.

В Австралии в марте деловое доверие по версии NAB повторило 9-месячный максимум — улучшились и условия ведения бизнеса; в то же время настроения потребителей, согласно обзору Westpac, продолжают ухудшаться — и помесячно, и в сравнении с прошлым годом. Ипотека отыграла лишь треть потерь предыдущего месяца — это в целом: а сектор спекулятивных (простите, «инвестиционных») займов, напротив, по-прежнему растёт с опережением. Безработица на дне за 2.5 года — но полная занятость поджалась. Ещё отметим Сингапур (чей рост ВВП обнулился) и Индию, где промышленное производство в феврале показало 4-месячный максимум годового роста как в общем (+2.0%), так и отдельно по обрабатывающим отраслям — увы, причина только в лишнем дне из-за високосного года; а вот торможение инфляции (+4.8%: полугодовое дно) уже вполне реально.

Европа. Промышленное производство ведущих стран еврозоны сократилось в феврале — отсюда и логичный спад у региона в целом: в итоге вышло −0.8% в месяц (худшее значение с лета 2014-го) и лишь +0.8% в год. Инфляционные тренды Старого Света ускорились из-за более ранней Пасхи в этом году — оттого в марте цены испытали помесячные подскоки; однако годовая динамика осталась в целом прежней — а оптовые цены Германии даже ускорили спад. Впрочем, есть интересные моменты: так, в Британии потребительские цены прибавили +0.5% в год — пик с ноября 2014-го; в Швеции +0.8% (вершина с июня 2012-го); в Норвегии и вовсе +3.3% (максимум с апреля 2010-го) — а CPI за вычетом еды и топлива даже отметил рекордный пик за все 13 лет наблюдений (+3.4%). Но частный спрос по-прежнему слаб: в Британии розница опять пошла вниз — и не только в ней.

Америка. Как и в других частях света, развитые страны способны учесть календарный фактор при оценке годовой динамики показателей — а вот у развивающихся с этим худо: из-за этого изменения промышленного производства Мексики и розничных продаж Бразилии в феврале резко окрепли — но причиной тому только лишний день в этом году. В Штатах он учтён — и выпуск индустрии валится: особенно слабы добывающие отрасли — там −12.9% в год, худшие за все 45 лет наблюдений. Зато индекс ФРБ Нью-Йорка взлетел на пик за год с лишним — спрос окреп, однако занятость по-прежнему уныла. Розница внезапно упала, если же ещё изгнать махинации статистиков с дефляторами, то реальные душевые продажи будут в минусе на 3.4% в год (худшая динамика за 2 года), а их уровень ныне слабейший за 55 лет. Покупки в сетях ритейлеров вялы; PPI нежданно сократился; рост CPI уступил чаяниям аналитиков; настроения малого бизнеса (от NFIB) на 2-летнем дне; у потребителей доверие худшее за 7 месяцев — короче, общая картина в экономике не радует.

Добыча

Источник: ФРС США

Россия. В марте продажи автомобилей в РФ сократились на 10% в год — заметно лучше, чем было в феврале (-13.4%) и январе (-29.1%), но причиной тому стал лишь эффект базы: год назад покупки в секторе рухнули — так что продолжающееся снижение даже по сравнению с мрачными числами годичной давности трудно воспринимать с оптимизмом. В целом за первый квартал продажи в отрасли обвалились на 16.9% в год — отчего показатели России опустились на пятое место в Европе: по итогам марта они отстали от Британии аж впятеро, от Германии — втрое, от Франции и Италии — почти вдвое. Сам по себе автосектор не критичен — но это симптом обвала общего спроса. А вот инфляция замедлилась до 0.015% в сутки: на этом фоне упрямство ЦБ особенно необъяснимо.

Промышленное производство в марте вернулось в годовой минус, пусть скромный (-0.5%): календарный фактор исчез; в апреле индустрия покажет плюс (год назад в середине весны выпуск обвалился). Обрабатывающие отрасли просели на 2.8% — не считая февральской «високосной» аберрации, это лучшая динамика за год; добывающие сектора крепнут — но коммуналка опять снижается. Из отдельных производств можно отметить прежнюю силу химии и слабость стройматериалов; в пищевой промышленности картина неоднозначная — мясо растёт, а колбасы падают; у молока минус, но сыр в плюсе; мука хороша, а хлеб плох — и т.д. После зимнего подскока станки вернулись к мощному спаду (-27%); там же держатся и автомобили (-26%) — и в целом пока изменений мало.

Вывоз капитала частным сектором (с поправкой на валютные кредиты и своп-сделки ЦБ) сжался вдвое к тому же периоду годом ранее: это отражение спада цен на сырьё и торгового профицита — вывозить стало попросту нечего. Народонаселение стало реагировать на засуху в своих кошельках — согласно Росстату, в январе-марте доверие потребителей было худшим за год, причём до перекрытия антирекорда начала 2015-го осталось совсем чуть-чуть; а далее маячат уже уровни первой четверти 2009-го — которые также рядом. Причём на сей раз личные финансы поют романсы громче, чем в предыдущие разы — а одним оптимизмом ожиданий долго сыт не будешь. Поскольку ничего реально полезного власти делать явно не хотят, остаётся лишь молиться о дорогой нефти...

Хорошей вам недели!

Динамика цен за прошедшую неделю

Дмитрий Филатов
Получить доступ к продуктам и рынкам
Открыть брокерский счёт